Приветствую Вас Гость | RSS

Мой сайт

Суббота, 21.04.2018, 06:48
Главная » 2018 » Март » 15 » Александр Шпильман: Фундаментальная геологическая наука по-прежнему в большом загоне
19:20
Александр Шпильман: Фундаментальная геологическая наука по-прежнему в большом загоне
Тюмень. Ханты-Мансийский автономный округ по праву считается нефтяной артерией России. Однако в последение годы ведущие эксперты отрасли прогнозируют неменуемое снижение нефтедобычи. Многие связывают это с недостаточными объемами геологоразведочных работ, проводимых недропользователями на территории округа. За разъяснением ситуации Агентство нефтегазовой инфорации обратилось к директору Научно-аналитического центра рационального недропользования им. В.И. Шпильмана Александру Шпильману.

- Александр Владимирович, расскажите, какой объем геологоразведочных работ был выполнен на территории ХМАО-Югры в 2010 году?
- В прошлом году на территории Югры было произведено 271,4 тысяч метров поисково-разведочного бурения, что несколько превышает показатели 2009 года. Полагаю, ключевую роль в этом сыграло повышение цен на нефть и последовавшее увеличение доходов нефтяных компаний, которые стали больше вкладывать в поисковое и разведочное бурение. Традиционно, больше всего поисково-разведочного бурения, примерно половину от общего объема данных работ в округе произвел Сургутнефтегаз. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, Общество обладает наименьшей ресурсной базой, чем другие недропользователи. Поэтому для поддержания добычи нефти на высоком уровне Сургутнефтегаз вынужден много бурить. Во-вторых, Общество традиционно придерживается этапности геологоразведочных работ, старых традиций геологического поиска запасов, принятых еще в Советском Союзе.
Кроме того, в 2010 году Сургутнефтегаз и «ЛУКОЙЛ - Западная Сибирь» провели 26,7 тысяч метров эксплуатационного бурения углубленных скважин. Его так же можно отнести к поисковому бурению, поскольку данные работы, хотя и нацелены на добычу, позволяют опоисковывать более глубоко залегающие горизонты.
Что касается сейсморазведочных работ, по двухмерной сейсмике общий объем по компаниям составил - 1 921, 3 км сейсмических профилей. Это очень мало. Поиск новых запасов на начальной стадии сейсморазведочных работ значительно сокращен и практически не ведется на территории округа. С другой стороны, в 2010 году был выполнен большой объем региональных работ по изучению окраинных частей Западно-Сибирского бассейна – порядка 2200 км сейсмопрофилей. Надо отметить, что данная работа крайне важна для оценки перспективности первоначального этапа поиска месторождений нефти и газа в окраинных частях провинции.
Несмотря на все более сокращающиеся объемы сейсморазведки 2Д, выполнены значительные объемы 3Д-сейсмики. Однако, перед трехмерной сейсморазведкой стоит другая задача – уточнение строения залежей уже открытых месторождений. Как правило, главная цель данных работ - оптимизация размещения эксплуатационных скважин.
В 2010 году по 3Д-сейсморазведке выполнено 5 633 кв.км проходки. Суммарные затраты на проведение ГРР составили 20,7 млрд. рублей.

- Удалось ли достичь существенного прироста количества запасов благодаря проведенной работе?
- Прирост запасов по категории ABC1 составил 373 млн. тонн. Казалось бы, результат навевает радостные ощущения, поскольку добыча составила 266 млн. тонн. Но по графе «разведка» прирост всего 90 млн. тонн, а про графе «пересчет» - 117 млн. тонн. Остальные запасы приращены за счет эксплуатационного бурения. Существует такое понятие как - опережающие эксплуатационное бурение, когда работы по разведке и бурению разведочных скважин не проводятся, а бурятся сразу эксплутационные скважины. Данный подход применим к крупным залежам. Например, на Приобском месторождении, когда запасы неразведанной категории C2 сразу эксплутационным бурением переводят в категории B, из которых добывают нефть. Таким образом, эффективность прироста запасов за счет разведки не очень значительная. Всего лишь 90 млн. тонн, объемов бурения недостаточно для прямого восполнения ресурсов.
Специалисты нашего центра по-прежнему придерживаются мнения, что объемы поисково-разведочного бурения на территории Ханты-Мансийкого округа необходимо довести до 1 млн. метров, то есть увеличить более чем в 3 раза.

- Были ли открыты новые месторождения?
- Да, за год было открыто 4 новых месторождений нефти и газа, одно из них находится на лицензионных участках Сургутнефтегаза. Суммарные запасы этих месторождений по категории C1 и C2 составили 11,5 млн. тонн. Поскольку вновь открытые месторождения расположены в Западной части округа, большей частью в Тюменской свите, они обладают не очень хорошими фильтрационно-емкостными свойствами коллекторов, то есть не высокими дебитами скважин. В 2010 году так же были сделаны открытия залежей в доюрских, палеозойских пластах, отличающихся наиболее глубоко залегающими горизонтами. О перспективах отложений палеозоя до сих пор ведутся горячие споры. Некоторые специалисты полагают, в этих породах на больших глубинах сосредоточены еще миллиарды тонн ресурсов.

- Оценки экспертов подтверждаются? Добыча в нефтяном округе неминуемо снижается?
- Да, добыча снизилась уже более чем на 12%. Эта тенденция характерна для любой нефтегазоносной провинции мира. Рост прошел, все крупные, гигантские месторождения введены в разработку, неразработанными остались только средние и мелкие месторождения. Из 34 крупных месторождений в разработку введены 33. Только одно, Имилорское месторождение до сих пор не передано недропользователям и уже 12 лет находится на балансе нераспределенного фонда. Касательно средних месторождений из 67 разрабатывается 61. Только по мелким месторождениям с запасами до 30 млн. тонн еще сохраняется резерв. Из 330 известных участков - в разработку не введено около 200.

- То есть снижение объемов добычи продолжится. Может ли применение новых технологий замедлить темпы падения?
- Все специалисты, прогнозирующие развитие отрасли, считают, что уровень добычи в Югре будет снижаться. К 2020 году он составит не более 220 млн. тонн. При этом часть дополнительной добычи и запасов мы получим за счет повышения коэффициента извлечения нефти. Технологии повышения КИН известны, и давно применяются на месторождениях старых нефтегазоносных провинций - Татарии и Башкирии, введенных в разработку еще в довоенные годы. Их опыт добычи показал, что повышение уровня извлекаемости запасов можно достичь и за счет сгущения эксплуатационных сеток и за счет новых методов разработки.
Нельзя говорить, что КИН будет высоким. Тем не менее, нефтяная отрасль активно развивается. Сегодня применяются технологии зарезки боковых стволов, обработки призабойной зоны, ГРП, вибровоздействие и другие методы.

- Какие объемы геологоразведочных работ запланированы компаниями на этот год?
- Согласно данным, озвученным на заседании комиссии под эгидой Югранедра, нефтяники планируют в этом году произвести 278, 4 тысяч метров поисково-разведочного бурения. По сейсморазведке 2Д намечено пройти порядка 2566 погонных километров и по 3Д – 6554 кв. км, то есть чуть больше чем в 2010 году, но этого все равно недостаточно. Прогнозируемый прирост добычи составит порядка 134 млн. по категории C1. Инвестиции в эти работы составят порядка 23, 8 млрд. рублей.

- Первый заместитель губернатора ХМАО-Югры Александр Ким в интервью нашему Агентству отметил, что одной из проблем отрасли является отсутствие четкой информации о ресурсной базе углеводородного сырья. Каково Ваше мнение по этому поводу?
- Работа по оценке прогнозных ресурсов выполняется регулярно. Наш центр выполняет данную деятельность по Югре, другие соисполнители по другим частям Западной Сибири. Действует объединенная группа под руководством ВНИГНИ. Не думаю, что в ходе пересчета ресурсов их сумма значительно изменится по сравнению с теми цифрами, которые были озвучены 15-20 лет назад. Это связано, прежде всего с тем, что существуют строгие правила оценки ресурсов. Вы не можете взять самопроизвольный коэффициент извлечения нефти, предполагая, что через пару-тройку лет повсеместно будут применять новейшие технологии повышения КИНа. К примеру, сейчас он составляет - 0,36 а будет, скажем 0,45. Правила оценки ресурсов не предусматривают таких расчетов. В ряде случаев и оценка запасов месторождений требует корректировок.

- Может ли применение современных методов геологоразведки решить данные проблемы? И какие новейшие технологии в этой сфере сегодня наиболее продуктивны?
- Существует множество новых методов разведки ресурсов. Но, по моему мнению, наибольшего результата можно достичь только за счет комплексирования. К примеру, ту же электроразведку лучше применять в комплексе с сейсморазведкой. Для разработки глубоко залегающих горизонтов наиболее сочетаемы гравиразведка, электроразведка и магниторазведка.
Некоторые специалисты с помощью космических снимков отслеживают тектонические разломы. По изменению рельефа определяют наличие нефти в этих участках.
Есть множество технологий. Потребуются еще более передовые, поскольку объекты разведки становятся сложнее. Это связно с особенностями строения пласта. Нефть находится в литологических и тектонических ловушках, которые трудно распознать.

- В этом году плата за использование геологической информацией была отменена. Будет ли это способствовать вовлечению в разработку большего количества месторождений?
- На протяжении 5 лет мною публиковались доклады о необходимости отменить плату за пользование геологической информацией. Плата отменена, но доступ к ней по-прежнему ограничен. Существующий разрешительный порядок доступа в геологические фонды – это равноценно тому, если бы в театр вас пускали по разрешению министерства культуры, а в библиотеку по разрешению министерства образования, то есть не просто выписывают читательский билет, а дают подтверждения, что у вас достаточно ума для посещения библиотеки.

- Какие еще меры необходимо принять, чтобы информация, содержащаяся в геологических фондах, стала доступна для исследования широкому кругу специалистов?
- Должен быть установлен предельный срок конфиденциальности информации. К примеру, 5 лет как в других развитых странах. Особенно на первичную информацию о геологическом изучении недр. Например, в Канаде доступ к изучению керна ограничен всего одним годом. В нашей стране при социализме любой ученый, практикант мог прийти в фонды и получить любую информацию. Сегодня коммерциализации у нас больше, чем в развитых капиталистических странах. Это очень сдерживает развитие отрасли.
Отмена платы – это хороший шаг. Будем надеяться, что за ним последуют решения проблемы допуска и установления ограничения на срок конфиденциальности.

- Некоторые эксперты отмечают, что в 2010 году на уровне российского правительства были предприняты серьезные шаги по возрождению геологической отрасли. Разработана стратегия развития нефтяной отрасли до 2020 года, объявлено о создании консорциума «Росгеология». Как вы оцениваете данные меры?
- О консорциуме «Росгеология» я слышу уже 3 года. Видимо, это связано с особенностями общегосударственной политики по созданию корпораций «Росатом», «Роскосмос», «Ростехнологии». Сама по себе идея вывести геологию на масштабный уровень – неплоха.
Вопрос в другом - на каких принципах данный консорциум будет создан. Одно дело государственные исследовательские институты, но существует еще множество частных предприятий. Какие экономические механизмы лягут в основу объединения различных НИИ. Непонятно. Видимо, наличие множества спорных вопросов как раз и препятствует созданию Росгеологии.

- То есть вы не считаете, что геологическая отрасль начала выходить из упадка?
- Внимания стало больше. Недропользователи продолжат увеличивать объемы бурения, но лишь по той простой причине, что дальше  добыче падать некуда. Возрос интерес к региональным работам. Достаточно большая деятельность ведется в Восточной Сибири.
К сожалению, по-прежнему в большом загоне остается фундаментальная геологическая наука. Практически не осталось литологов и палеонтологов. Молодежь по этим направлениям идти не хочет, их больше привлекает компьютерное моделирование, за него сегодня достойно платят. Но без фундамента здание долго не продержится.
Некоторые сдвиги все-таки есть, но они малозначительны. Активнее стали публиковать научно-исследовательские статьи. Если брать высшую школу, возросла потребность в кадрах. По специальности «Геология» всех студентов разбирают уже начиная с 3 курса. Сначала приглашают на практику, затем оставляют на полставки. Как правило, студент там же пишет диплом и после окончания вуза выходит уже на полную ставку.
На мой взгляд, на уровне высшей школы геологии должно уделяться особо пристальное внимание.

- Спасибо Александр Владимирович за интересную беседу.

Просмотров: 8 | Добавил: diaseri1979 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0